armor.kiev.ua / Tanks / WWII / T34 / tovictory
 

Т-34: путь к Победе

К. М. Слободин, В. Д. Листровой

(Т-34: путь к Победе : Воспоминания танкостроителей и танкистов / Сост. К. М. Слободин, В. Д. Листровой; Предисл. А. А. Епишева. — X.: Прапор, 1985. — 235 с.)

 
Д. А. ДРАГУНСКИЙ

Драгунский Давид Абрамович (р. 1919), дважды Герой Советского Союза, генерал-полковник танковых войск. Член КПСС с 1931 г. В годы войны — командир танкового батальона, начальник штаба механизированной бригады, командир гвардейской танковой бригады. С 1965 г.— начальник курсов «Выстрел». С 1971 г.— член Центральной ревизионной комиссии ЦК КПСС. Воспоминания написаны специально для настоящего издания.

Д. А. ДРАГУНСКИЙ

Т-34: путь к Победе

Боевой и трудовой подвиг советского народа, который в годы Великой Отечественной войны защитил свою Родину, отстоял ее честь, свободу и независимость, разгромил врага и водрузил над поверженным Берлином знамя Победы, всегда будет для всех поколений вдохновляющим примером беззаветного служения великому делу Коммунистической партии, социалистическому Отечеству.

Весомый вклад в Победу над врагом внесли наши танковые войска — главная ударная и маневренная сила сухопутных войск Советской Армии.

В Подмосковье и Волгограде, Калаче, Белгороде и Курске, Киеве и Минске, Варшаве, Берлине и Праге, па площадях и улицах многих других советских и зарубежных городов, в степях Монголии и горах Маньчжурии установлены на постаментах танки — памятники беспримерному мужеству и героизму советских воинов- танкистов. Это памятники всем победителям, это дань глубокой благодарности тем, кто сражался во имя жизни и счастья Родины, во имя избавления от фашистского рабства народов Европы, кто ковал в тылу оружие Победы.

Пожалуй, нет ни одного крупного, освобожденного советскими войсками города, расположенного на бывшем театре военных действий, название которого не было бы записано на боевом знамени какого-либо танкового полка, бригады или корпуса. И хотя после Великой Отечественной войны прошло уже 40 лет, из поколения в поколение будет передаваться слава о тех, кто в годину грозных испытаний защищал Советскую Родину с оружием в руках, кто ковал это оружие, кто строил танки и самолеты, кто варил сталь, кто своими трудовыми подвигами был достоин доблести бойцов. Танковые битвы минувшей войны были выиграны не только на поле боя, они были выиграны за чертежными досками и в цехах заводов.

В Великой Отечественной войне преимущества социализма проявились не только в экономическом, социально-политическом и духовном отношении, явив миру пример высочайшего героизма и патриотизма советских людей, по и в явном превосходстве нашей техники над хваленой германской, да и не только германской.

В. И. Ленин в статье «Революционная армия и революционное правительство» отмечал громадную важность «военной техники и военной организации, как орудия, которым пользуются массы народа и классы народа для решения великих исторических столкновений» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 340.).

Коммунистическая партия всегда придавала огромное значение вопросам технического оснащения Советских Вооруженных Сил, как важнейшему фактору повышения их боевой мощи. Командуя танковыми частями в годы войны, я, как и другие фронтовики, постоянно ощущал эту заботу партии.

Вся моя сознательная жизнь связана с танковыми войсками. На замечательном танке Т-34 мне довелось пройти по дорогам войны от полей Подмосковья до Берлина и Праги, участвовать во многих оборонительных и наступательных операциях Советской Армии. И я всегда не переставал восхищаться «тридцатьчетверкой». Кто служил в танковых частях, тот навсегда полюбил эту боевую машину.

Чем же хорош Т-34? Прежде всего, органическим сочетанием боевых свойств — огневой мощи, подвижности и броневой защиты. Длинноствольная 76-миллиметровая пушка посылала снаряд с начальной скоростью 662 м/с. Кроме орудия, экипаж из четырех человек имел два 7,62-миллиметровых пулемета.

Дизель мощностью 500 л. с. обеспечивал скорость по шоссе в 55 км/ч. Удачная конструкция подвески машины позволяла сохранять высокую скорость и на пересеченной местности. Запас хода — 430 км. При боевой массе танка 30,9 т толщина лобовой и бортовой брони составляла 45 мм, башни — 52 мм. Корпус танка, в котором броневые плиты располагались под углом, а башня имела обтекаемую коническую форму, единодушно был назван в мировой литературе «идеальным». Вражеские снаряды часто оставляли на стальном теле «тридцатьчетверки» лишь вмятины. Скошенная броня отражала даже сверхмощные болванки.

В войну я знал «тридцатьчетверку», которая прошла боевой путь от Днепра до Берлина. Около 20 вмятин мы насчитали на броне этого танка, а он остался цел и невредим. Мне до сих пор приятно вспомнить командира этой боевой машины лейтенанта Ускова и механика-водителя Мокрова — участника парада Победы.

В результате малого удельного давления гусениц на грунт машина отличалась хорошей маневренностью и высокой проходимостью. Небольшие размеры, относительно малый вес и, что особенно важно, простота изготовления — все это позволяло обеспечить производство танков в необходимом количестве.

Одним из важнейших достоинств нашего среднего танка была его, как сейчас принято говорить, ремонтопригодность, то есть приспособленность к проведению технического обслуживания и ремонта. Ремонтопригодность оказывала существенное влияние на время пребывания танка в боевых порядках войск. Высокие показатели ремонтопригодности позволяли подвижным ремонтным средствам выполнять все виды ремонтных работ (включая и капитальный ремонт танков) в полевых условиях непосредственно за боевыми порядками войск.

О роли танков Т-34 в период Великой Отечественной войны красноречиво говорят такие цифры: в начале 1941 года выпуск Т-34 составлял 40 процентов от всего отечественного производства танков, в 1942 году — 51, в 1943 году — до 79, в 1944 году до 86 процентов.

Уже первый период войны показал решающее качественное превосходство советских танков над новыми танками вермахта Т-Ш и Т-1У, которые, как известно, были созданы для ведения «молниеносной войны». Основное внимание немцы уделяли обеспечению быстроходности танков по хорошим дорогам. Броневая защита этих танков была слабая, вооружение недостаточно мощное: 37-миллиметровая пушка на Т-Ш и короткоствольная 75-миллиметровая на Т-1У.

Советские танки Т-34 и КВ громили вражеские машины даже с наибольших дистанций прицельного огня.

Фашистский теоретик танковых сражений генерал Гудериан, вспоминая о боях под Москвой, писал: «Южнее Мцепска моя 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжелый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери».

Благодаря своей универсальности «тридцатьчетверки» успешно использовались для решения широкого круга боевых задач: действий в наступлении и обороне, борьбы с танками противника, пехотой и артиллерией, с разнообразными противотанковыми средствами.

Мне довелось быть участником Курской битвы, которую справедливо называют битвой моторов. Летом 1943 года советские войска, сосредоточенные в районе Курска, дали решительный отпор фашистским полчищам. Важную роль в этой битве сыграли наши танкисты. Действуя из засад, нанося контрудары, тесно взаимодействуя с другими родами войск, наши танки образовали мощный стальной барьер, о который разбивались волны вражеского наступления. Встречное танковое сражение 12 июля 1943 года в районе Прохоровки, в котором с обеих сторон участвовало 1200 танков и САУ, еще раз показало полное превосходство советских бронетанковых и механизированных войск над вражескими танковыми войсками и танками, в том числе и новыми — «тиграми» и «пантерами». Все эти фашистские «звери» были биты на Курской дуге. Ни сверхтолстая броня, ни мощные пушки, установленные па них, ни звериные названия не устрашили советских воинов. Танки 5-й гвардейской танковой армии генерала П. А. Ротмистрова на полном ходу врезались в боевые порядки противника. Атака была столь стремительна, что враг не успел изготовиться к ее отражению. Передовые ряды советских танков пронзили весь строй первого эшелона танков противника. Его управление передовыми частями и подразделениями нарушилось. «Тигры», лишенные в ближнем бою своих преимуществ — мощного артиллерийского вооружения и толстой брони,— успешно расстреливались экипажами «тридцатьчетверок» с коротких расстояний. Не выдержав натиска советских танкистов и потеряв свыше 400 машин (из них 70 «тигров»), гитлеровцы были вынуждены перейти к обороне. Именно здесь, под Прохоровкой, был сломлен хребет танковым войскам вермахта.

К 1943 году танк Т-34 стал самым массовым в войсках. Его конструкция непрерывно совершенствовалась. В этот период был упрощен и сделан более прочным броневой корпус, вместо четырехступенчатой коробки перемены передач введена пятиступенчатая, улучшившая тяговые характеристики машины. В результате установки специальной командирской башни была улучшена обзорность из танка. Для борьбы с фашистскими «тиграми» и «пантерами» вооружение Т-34 решено было усилить. С конца 1943 года на танк начали устанавливать 85-миллиметровое орудие конструкции Ф. Ф. Петрова на базе зенитной пушки, а затем специальную танковую 85-миллиметровую пушку ЗИС-С-58 конструкции В. Г. Грабина. Эта пушка с расстояния 1000 м пробивала броню толщиной в 100 мм. В экипаж модернизированного танка, получившего наименование Т-34-85, был включен заряжающий. Несмотря на увеличение массы танка в процессе модернизации до 32 т, его подвижность уменьшилась незначительно, в то время как огневая мощь, броневая защита за счет применения так называемого дифференцированного бронирования (распределение толщины брони осуществлялось в соответствии с вероятностью поражения машин на поле боя), надежность и некоторые другие свойства танков существенно улучшились.

«Все годы войны,— вспоминал впоследствии известный советский конструктор танков Ж. Я. Котин,— шло состязание конструкторских умов воюющих сторон. Германия трижды меняла конструкцию своих танков. Однако гитлеровцам так и не удалось достигнуть боевой мощи советских танков, созданных и модернизированных учеными и конструкторами. Творческая мысль наших конструкторов все время обгоняла фашистскую».

Хваленый «тигр» был неуклюж, походил на коробку, снаряд легко «закусывал» его вертикальную броню, и, если даже она выдерживала, вся страшная сила удара оглушала экипаж и ранила кусками окалины. От этого вражеские танкисты часто «мазали» даже на близком расстоянии.

Только советское танкостроение смогло создать тип танка, отвечающего требованиям современной войны. По своим боевым показателям Т-34 был значительно лучше иностранных танков того времени. Он морально не устарел в течение всей войны, а оставался первоклассной боевой машиной на всем ее протяжении. Это вынуждены были признать и противник, и наши союзники по антигитлеровской коалиции.

Вспоминаю, как после освобождения Киева в одну из танковых рот 55-й гвардейской танковой бригады, которой я командовал в годы войны (она входила в состав 3-й гвардейской танковой армии), поступили на вооружение английские танки МК-1У («Черчилль»), Встречаясь с воинами этого подразделения, я неоднократно слышал нелестные отзывы об этой машине: двигатель чрезвычайно капризен и работает только на первосортном авиационном бензине, слишком сложное управление, очень тонкая броня. Танк заметно уступал «тридцатьчетверкам» и в маневренности, и в проходимости. Ввиду этого эта танковая рота испытывала большие трудности в боях на Правобережной Украине и в Польше.

Широкое применение танков — на юге и па севере, в украинских степях, в лесах Белоруссии и Литвы, на болотах Восточной Пруссии и на горных перевалах Карпат — придавали ударам Советской Армии по гитлеровским войскам особую мощь.

Советская военная наука определила формы боевого применения танков, исходя из их возможностей и правильного взаимодействия с другими родами войск. Организационным выражением новых форм применения танков было создание мощных танковых и механизированных соединений, главным ударным средством которых являлись танки. Маневренность наших боевых машин, позволявшая им действовать на глубину в сотни километров, без значительных перерывов, днем и ночью, в любое время года и в самых различных условиях местности, использовалась Советской Армией как при непосредственном взаимодействии танков с другими родами войск, так и в самостоятельных танковых операциях, которые по размаху и темпу не имели себе равных в истории войн.

Наполеоновская армия в походе на Москву шла со средней скоростью около 10 км в день. Через 100 лет, в 1914 году, немцы, «стремительно» наступая на Париж, двигались с той же скоростью. За целый век темп боевых операций не изменился. После того, как первая мировая война приняла позиционный характер, даже в наиболее успешных операциях темп продвижения не превышал 1—2 км в день при глубине обороны около 100 км. В Великую Отечественную войну Советские Вооруженные Силы показали совершенно иные темпы наступательных операций.

Летом 1944 года в лесисто-болотистой местности Белоруссии, зимой 1945 года в Польше при чрезвычайно неблагоприятной погоде, в ожесточенных сражениях с упорно сопротивляющимся противником Советская Армия продвигалась вперед со скоростью в среднем 20—25 км в день па глубину до 500 км. В отдельных операциях темп продвижения достигал 60—80 км, а иногда, например, в Маньчжурии, 100 и больше километров в день. Характерно, что мощь наших танковых ударов росла от сражения к сражению. Если в боях под Москвой участвовало 774 танка, а в контрнаступлении под Сталинградом 1500 танков, то при штурме столицы фашистской Германии их было свыше 6000.

В Сталинградской, Корсунь-Шевченковской, Белорусской, Ясско-Кишиневской, Берлинской операциях танковые и механизированные войска успешно осуществляли смелый маневр, на окружение противника.

Умело и смело маневрируя, перерезая коммуникации врага, окружая и дробя его войска, уничтожая и захватывая живую силу и технику, советские танкисты прорывались в глубину обороны гитлеровцев, громили их подходившие резервы, преграждали противнику пути отхода на новые оборонительные рубежи, создавали условия для полного его уничтожения. Преследуя врага, бронетанковые и механизированные войска с ходу форсировали крупнейшие водные преграды — Днепр, Днестр, Западный Буг, Вислу, Одер.

С дистанции сегодняшнего дня ярче видятся нам успехи советского танкостроения. Вместе с конструкторами оружие победы ковали рабочие и инженеры танковых заводов, металлурги, все труженики тыла. Это их усилиями в течение войны фронту было дано 95 099 танков и самоходных артиллерийских установок, что почти в два раза превысило объем выпуска бронетанковой техники в фашистской Германии.

За годы войны наша страна из США получила по ленд-лизу около 7 тысяч танков. Однако этой техники было недостаточно для того, чтобы выиграть хотя бы одну крупную стратегическую операцию, начиная со второго периода Великой Отечественной войны. «Советский Союз пользуется вооружением со своих собственных заводов»,— заявил 20 мая 1944 года в американском конгрессе президент США Ф. Рузвельт.

В послевоенных мемуарах и исторических работах многие иностранные авторы пытаются объяснить слабость бронетанковой техники фашистской Германии «саботажем» и «предательством», а нередко и успешными действиями разведки противной стороны. Кое-кто из западных авторов связывает причины неудач Германии с тем, что на вооружении вермахта были танки с противопульным бронированием и слабыми пушками, в то время как Советская Армия располагала новыми мощными танками с противоснарядной броней. Такие утверждения — не что иное как ничем не прикрытая фальсификация. Правда состоит в том, что фашистская Германия не смогла выработать единой политики в создании бронетанковой техники. Постоянные замены одной неудачной конструкции другой (их было около 230), разнотипность двигателей — все это привело к неоправданному распылению сил и средств и, в конечном итоге, к кризису в области танкового вооружения.

Прочно заняв в период Великой Отечественной войны лидирующее положение, советское танкостроение и сегодня оказывает определяющее влияние на развитие всей мировой военно-инженерной мысли.

Назад | Дальше

Содержание

Главная страница В начало


www.streamlux.ru/portativnyi-rashodomer/ - низкие цены на портативные расходомеры Streamlux