armor.kiev.ua / Tanks / WWII / T34 / tovictory
 

Т-34: путь к Победе

К. М. Слободин, В. Д. Листровой

(Т-34: путь к Победе : Воспоминания танкостроителей и танкистов / Сост. К. М. Слободин, В. Д. Листровой; Предисл. А. А. Епишева. — X.: Прапор, 1985. — 235 с.)

 
А. В. ЛУНЕВ

Лунев Александр Васильевич (р. 1920), рабочий. В годы Великой Отечественной войны — рабочий на подвижной танкоремонтной базе. Заслуженный машиностроитель УССР. Награжден, орденами Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны II степени. Персональный пенсионер республиканского значения. Живет в Харькове. Воспоминания написаны специально для настоящего издания.

А. В. ЛУНЕВ

Танк живет не однажды

В первые же дни войны на заводе № 183, где я работал, из числа добровольцев-рабочих и инженерно-технических работников было укомплектовано несколько подвижных танкоремонтных баз (ПТРБ). На них была возложена задача восстанавливать поврежденные машины в полевых условиях и оказывать помощь фронтовикам в освоении нового танка Т-34.

С дружным коллективом ПТРБ-25 я прошел всю войну, всегда находясь в зоне горячих боев и оказывая помощь танковым частям и соединениям Центрального, Юго-Западного, 3-го Украинского и Забайкальского фронтов.

Я к тому времени имел за плечами несколько лет работы на танковом заводе, мне посчастливилось трудиться рядом с такими замечательными мастерами своего дела, как Павел Николаевич Горюн, Александр Васильевич Колосовский, Василий Фомич Захаров, с настоящими асами вождения танков Николаем Носиком, Исааком Битенским, Ефимом Папирным, Андреем Бондаревским...

Некоторый опыт работы в полевых условиях я уже имел — в 1939 году во время советско-финляндской войны в составе заводской бригады занимался восстановлением и ремонтом поврежденных в бою танков БТ и Т-26. Теперь меня назначили командиром отделения ПТРБ-25. На изрядно разбитом, покрытом выгоревшим брезентом грузовике, мы — семеро рабочих — носились по фронтовым дорогам, спешили туда, где так нужна была наша помощь.

Вместе с войсками проделали тяжелый путь отступления от Смоленска к Москве. Когда наши солдаты насмерть встали на подступах к столице, мы обосновались в подмосковном поселке Фили. Десятки отремонтированных машин были возвращены в строй, чтобы участвовать в исторической битве за Москву.

Как-то в числе поврежденных танков попал в наши руки опытный образец А-20. Встреча с ним была подобна встрече со старым другом. Вспомнились горячие дни работы над созданием новой машины, совместные с конструкторами бдения над ее сборкой и доводкой.

А-20 был восстановлен. С болью в душе проводил я танк за пределы поселка, мысленно пожелав удачи в боях с фашистами. Больше мы его не встречали.

В дни контрнаступления под Москвой мы прошли с частями около трехсот километров, не зная отдыха и стараясь как можно быстрее возвращать подбитые машины в строй. За успешное выполнение заданий командования многие мои товарищи удостоены государственных наград. Мой труд был отмечен медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Москвы», а также именными часами.

С завершением битвы за Москву ПТРБ-25 была переброшена под Сталинград, в район Калача, а затем в район Богучар и Кантемировки.

Все эти трудные месяцы мы не порывали связи с родным заводом. Ремонтируя танки уральского производства, гордились, что завод так быстро возобновил на новом месте выпуск машин и в сложнейших условиях работал над повышением их боевых и технических качеств. Не раз обращались мы к товарищам-уральцам с подсказанными фронтовым опытом пожеланиями и советами, и с удовлетворением убеждались, как стараются они их учесть.

Отлично проявила себя на фронте славная «тридцатьчетверка». Простую в управлении, надежную и грозную в бою, ее по праву называли «солдатским танком». Не раз, выполняя самые сложные ремонтные работы в совершенно неприспособленных для этого условиях, благодарили мы в душе создателей этих неприхотливых машин.

Росли и наше мастерство и умение действовать, не взирая на обстановку. Под обстрелами и бомбежками, нередко на виду у противника в считанные часы ставили заплаты на пробоины, заменяли приборы, механизмы, моторы. Бывало, надо поставить на место оторванный взрывом борт, причем ни кранов, ни специальных стендов не было. С помощью исправного танка притянем тросом оторванный борт к месту, приварим его понадежнее и — машина снова идет в бой. Нередко из двух или трех приведенных в полную негодность машин собирали вполне боеспособный танк.

Не раз к нам доставляли танки, которые уже когда-то побывали в наших руках. И снова мы оказывали необходимую помощь, давая раненой машине новую жизнь.

Под Светлогорском командование поставило перед нами задачу: срочно отремонтировать пять танков, укомплектовать из числа ремонтников экипажи и приступить к выполнению боевого задания.

Работали всю ночь, а рано утром пошли на врага, имея на броне десант автоматчиков и саперов. В том бою я был заряжающим.

Трудно было под Будапештом. Пришлось нам тогда запять места в отремонтированных танках и вступить в схватку с ожесточенно сопротивляющимся противником. За участие в том бою мне был вручен орден Отечественной войны II степени.

От Смоленска и Москвы до Вены — такой путь прошла наша ПТРБ-25.

В один из дней победного лета 1945 года нас вместе с другими подразделениями подняли по тревоге и перебросили на Дальний Восток. Там и закончилась моя служба, которую до сих пор так и не знаю, как назвать: то ли рабочей, то ли солдатской.

Назад | Дальше

Содержание

Главная страница В начало