armor.kiev.ua / Tanks / WWII / SU85
 

Урал против «Рейнметалла»

А. Бескурников

(Моделист-Конструктор)

Материал предоставлен: Олег Тульнов

 

Победы советских войск в сорок втором — сорок третьем годах склонили чашу весов войны в нашу сторону.

Враг получил предметный урок. Провалив подряд две такие решающие операции, как «Тайфун» и «Цитадель», где ставка была на танки, проиграв Сталинградское сражение, в котором советской бронированной технике досталась далеко не последняя роль, фашистское командование вынуждено было всерьез озаботиться проблемами своего танкостроения.

Еще бы: каких-то два года назад танк Т-III с 30-мм лобовой броней и 37 -мм пушкой прогулочным маршем прошел по дорогам Франции. А в 1942 год у, имея броню, усиленную экранами до 80 мм, и 50-мм пушку, этот танк (вместе с Т-IV, вооруженным 75-мм пушкой) уже не смог выдержать удара советской техники на Волге.

В июльских боях сорок второго появились танки «Пантера» Т-V и «Тигр» Т-VI («Тигр»-VI-Н). Первый из них имел лобовую броню до 85 мм, второй — до 100 мм. А «рубашка» самоходного орудия «Фердинанд» вообще достигла возможного предела — 200 мм. Тем не менее на поле боя нашёлся соперник, который смог разрушить эти стальные щиты: советские тяжелые танки КВ-85, знаменитые Т-34 и, наконец, самоходные орудия СУ-152.

А ведь все гитлеровские танки разрабатывались отнюдь не наспех. В Германии уже в 1940 году были созданы опытные образцы мощных по вооружению и бронированию боевых машин. Если судить по печати 1940—1941 годов, опытные танки фашистской Германии имели характеристики, помещенные в таблице.

САУ ЗИС-30
Рис. 1. САУ ЗИС-30.

Как видим, машины под индексом Т-VI и Т-VII примерно соответствовали «пантерам» и «тиграм». Некоторые из них были опробованы еще в дни разгрома Франции: в швейцарской и американской печати настойчиво повторялись сведения о мощных новых немецких танках, якобы разрушающих французские доты.

Под влиянием превосходства советской броневой техники гитлеровские конструкторы пошли на модернизацию своих средних танков, а затем вновь обратились к «пантере» и «тигру», проекты которых отвергли в начале войны. В расчетах нашего командования учитывалось, что выпуск вражеской бронированной техники может быть значительна увеличен. Не исключалась и возможность появления новых машин врага.

С первых дней войны в СССР для борьбы с танками противника создавались самоходно-артиллерийские установки — противотанковое оружие с хорошей маневренностью. Так, в 1941 году было выпущено 100 противотанковых САУ ЗИС-30. Это была 57-мм пушка ЗИС-2 конструктора В. Г. Грабина, установленная на частично бронированный артиллерийский тягач «Комсомолец». Насколько важна эта страница Истории, говорит хотя бы тот факт, что опытный образец орудия был показан в Кремле. Эти САУ в дальнейшем распределялись по танковым бригадам, оборонявшим Москву (рис. 1).

Опыт применения самоходной артиллерии еще раз подтвердил, что наиболее эффективны в бою те орудия, у которых средства тяги и расчет защищены броней. Именно поэтому дальнейшее развитие получили более мощные СУ-76М, СУ-122 и СУ-152 (рис. 2, 3 и 4), сыгравшие большую роль в битве на Курской дуге в июле сорок третьего.

СУ-76М
Рис. 2. СУ-76М.

Однако опыт июльского сражения выявил, а точнее, подтвердил и некоторые недостатки новых орудий. Еще в начале 1943 года были проведены специальные стрельбы по танку «тигр», захваченному в боях под Ленинградом. Гаубица М-30 (образца 1938 года), установленная на СУ-122, имела недостаточную скорострельность и малую настильность. Вообще для стрельбы по быстро передвигающимся целям она была мало приспособлена, хотя и обладала хорошей бронепробиваемостью. СУ-152 при всей ее мощи огня и брони была малоподвижна и не могла сопровождать быстроходные Т-34. Самоходная установка СУ-76И, выпускавшаяся с января 1943 года, пробивала броню «тигра» только со сравнительно близкого расстояния.

Вывод напрашивался сам: необходима самоходная установка с высокой проходимостью и хорошей бронезащитой (100 мм и более), имеющая вооружение, способное бороться с танками и штурмовыми орудиями противника.

Опытные стрельбы по «тигру» показали также, что огонь 45- и 76-мм противотанковых орудий на дистанции 1000 м малоэффективен. Тогда на испытания «вызвали» 85-мм зенитную пушку образца 1939 года и 122-мм корпусную пушку образца 1937—1939 годов. Стрельбы обнадежили. Баллистика 85-мм орудия соответствовала поставленной задаче — пробивать броню тяжелых танков фашистской Германии на больших дистанциях стрельбы.

Конструкторское бюро, возглавляемое Героем Социалистического Труда Ф.Ф. Петровым, взяв за основу 85-мм зенитную пушку, в короткий срок разработало орудие Д5С. Его бронебойный снаряд на километровой дистанции пробивал броню толщиной 102 мм, а подкалиберный — 103 мм.

Базой для орудия решили использовать созданную ранее самоходную установку СУ-122. Пушка Д5С свободно устанавливалась на технологичном, надежном и легком карданном подвесе без применения нижнего и верхнего станков, что давало лишнюю «жилплощадь» боевому отделению. Укрывались броней и противооткатные устройства.

СУ-122
Рис. 3. СУ-122.

В августе 1943 года новые самоходно-артиллерийские установки уже проходили испытания на полигоне. Сочетание высокой проходимости и надежности танка Т-34 и мощности 85-мм пушки позволило специалистам дать этой боевой машине высокую оценку и разрешить ее серийный выпуск.

Уральские самоходки стали поступать на вооружение отдельных самоходно-артиллерийских полков (САП), которые состояли из четырех батарей по четыре установки в каждой. Кроме того, САП входили в состав истребительных противотанковых артиллерийских бригад, образуя их подвижный резерв, или придавались стрелковым частям для усиления противотанковой обороны. Как правило, в бою СУ-85 сопровождались танками Т-34, вооруженными 76-мм пушками.

Вскоре после появления СУ-85 на полях сражений гитлеровские танкисты почувствовали силу уральских машин. Крупповская броня не выдерживала огня мощных пушек. Танки фирмы «Порше» выходили из строя от попаданий не только в бортовую, но и в лобовую броню.

В июле 1944 года в составе войск 1-го Прибалтийского фронта действовал 1021-й САП, вооруженный СУ-85. В одном из боев около 100 фашистских танков с автоматчиками на бронетранспортерах прорвали боевые порядки советских стрелковых подразделений и устремились в глубину нашей обороны. Чтобы сорвать дальнейшее продвижение противника в тыл, самоходно-артиллерийский полк получил задание совершить внезапный маневр и остановить танки врага.

Быстрым маршем самоходки побатарейно заняли и замаскировали позиции. Не подозревая о наличии артиллерийских резервов в этом месте, танки противника вошли в сектор обороны полка. Подпустив их на 500— 600 м, батареи по команде открыли огонь. За несколько минут вспыхнуло сразу несколько дымных, чадящих костров. Танки попятились назад, пытаясь выйти из зоны обстрела, но пушки новых самоходок настигали их на всем пути отхода. Бронетранспортеры старались развернуться, но тут же застывали, насквозь прошитые бронебойными снарядами. Потеряв 19 танков, в том числе несколько тяжелых, и десяток БТР, противник откатился к своим позициям.

При штурме города Эшенау в Восточно-Прусской операции значительную помощь пехоте оказал 1294-й САП. Крупные силы немецкой пехоты при поддержке штурмовых орудий предприняли контратаку против советских подразделений. Две батареи полка сосредоточенным огнем буквально смели волну пехоты врага. Противник попробовал зайти € фланга. Быстро переместившись на новые огневые позиции, самоходки открыли губительный огонь по пехоте и штурмовым орудиям врага. Уничтожив шесть из них, самоходчики охладили пыл контратакующих и заставили их перейти к обороне.

СУ-152
Рис. 4. СУ-152.

В одном из отчетов о боевых действиях 1-й гвардейской танковой армии указывалось: «На всех этапах боя самоходная артиллерия играла важную роль в поддержке действий войск. При стремительном наступлении она совместно с танками неотступно преследовала противника, уничтожая его живую силу и технику. Обладая высокой подвижностью и мощной броней, равной современным танкам, самоходная артиллерия зарекомендовала себя как артиллерия непосредственного сопровождения танков и пехоты. Кроме того, самоходная артиллерия явилась эффективным средством обороны».

А как обстояли дела у ведущего танкового конструктора гитлеровской Германии Фердинанда Порше! Ведь разрекламированные «тигры», «пантеры» и «фердинанды» горели под ударами танков и самоходок советского производства! В 1943 году Германия осуществила почти полное перевооружение своих танковых войск, но сил для ведения наступления в 1944 году все равно оказалось явно недостаточно. Немцы начинают выпускать новые средства борьбы с советской бронетанковой техникой: 88-мм самоходное противотанковое орудие на базе среднего танка Т-IV «насхорн» («носорог»), 128-мм орудие «ягд тигр» на базе танка «тигр», 88-мм орудие «ягд пантера» и др.

К концу войны выпуск самоходно-артиллерийских установок в фашистской Германии стал даже опережать выпуск танков. Однако, несмотря на отдельные удачные конструктивные решения, довести свои машины до совершенства, исключить выявленные при испытаниях и в бою дефекты Порше не успевал: война неумолимо приближалась к границам рейха. В 1944 году на заводах Порше появляется симбиоз: форма корпуса «пантеры» — пушка и броня «фердинанда» («Королевский тигр» Т-VIБ). Толщина листов в лобовой части этого танка была 100—150 мм, на бортах 80 мм; лобовая броня башни достигала 180 мм и считалась непробиваемой. Полагали, что эта машина должна была совершить перелом в ходе боевых действий.

Порше был настолько уверен в своем танке, что послал на фронт с первым батальоном «королевских тигров» Ферри Порше, своего сына, работавшего вместе с ним. В первом же бою молодой Порше погиб в схватке с тридцатьчетверками, а через несколько дней был разбит и весь батальон — не без помощи уже оправдавших себя СУ-85.

Впрочем, даже если бы Порше удалось наладить серийный выпуск огромного 180-тонного танка «маус» («мышонок»), имевшего полуметровую лобовую броню, это не спасло бы вермахт. Вслед за СУ-85 на поле боя вышли еще более мощные СУ-100, ИСУ-122 и ИСУ-152.

Участь трех «мышат», которых успели произвести заводы Порше, была предрешена. Один из них советские воины захватили на испытательном полигоне в Куммерсдорфе, другой был взят у дверей ставки под Цоссеном, а третий — у входа в рейхсканцелярию в Берлине.

СУ-85, чертеж

1 — рым, 2 — броневая заглушка амбразуры для стрельбы из личного оружия, 3 —призматический прибор наблюдения командира, 4 — задний призматический прибор наблюдения, 5 — дополнительные топливные баки (4 шт.), 6 — ввод антенны, 7 — бронеколпак панорамического прицела, 8 — отверстие прицела, 9 — прилив в корпусе для панорамы, 10 — призматический прибор наблюдения наводчика, 11—бронекрышка прибора наблюдения наводчика, 12 — крышка люка механика-водителя, 13 — фара, 14 — ящик для ЗИП артсистемы, 15—петли заднего броневого листа, 16—броневые колпаки выпускных труб (2 шт.), 17 — трубки для проводов к дымовым шашкам (2 шт.), 18 — крышка люка над трансмиссией, 19 — крюк буксирный (4 шт.), 20—картеры бортовых передач, 21—крышка с сеткой над жалюзи вентилятора, 22 — крышки над заправочными горловинами масляных баков (2 шт.), 23 — решетка жалюзи радиаторов (2 шт.), 24— крышка надмоторного люка, 25 — крышка посадочного люка, 26 — прилив корпуса для приборов наблюдения командира, 27 — крышка люка панорамы, 28 — пробка передних силовых баков.

 Чертежи и рисунки выполнили Г. Малиновский, М. Петровский, В. Сергеев и И. Родионов.

Советы по моделированию

Советским конструкторам удалось в короткий срок создать боевую самоходную установку СУ-85 с полным бронированием, способную бороться со средними и тяжелыми танками противника, имеющую высокую маневренность и проходимость.

Отделения управления и моторное трансмиссионное были такими же, как и у танка Т-34. Это Позволяло комплектовать экипаж без переучивания, А унитарные боеприпасы давали возможность сократить его численность до четырех человек, что сделало более слаженными действия экипажа в бою.

Для командира установки в крыше рубки приваривался броневой колпак с призматическим и перископическим приборами. В последующих сериях для улучшения наблюдения броневой колпак был заменен командирской башенкой, как у танка Т-34, с двухстворчатым люком. Кроме того, экипаж мог вести наблюдение через призматические приборы назад и Влево. В более поздних образцах ввели дополнительные призматические приборы командира установки, направив их вперед и к левому заднему углу корпуса, а для экипажа еще и вправо. Из личного оружия стреляли через три амбразуры: в лобовом листе и по бортам. Они закрывались конусообразными заглушками. Для размещения кронштейна панорамы в переднем лобовом листе был образован выступ.

Люк механика-водителя выполнялся таким же, как и в танке Т-34. Экипаж входил в танк, кроме того, через люки в крыше: для наводчика --в передней части, для командира и заряжающего — в задней части рубки (с двумя створками). Через люк наводчика также выставлялась панорама орудия для стрельбы с закрытой позиции.

Для стрельбы прямой наводкой самоходка сначала оснащалась прицелом 10-Т-15, а позднее более совершенным прицелом ТШ-15. Пушка обладала скорострельностью 8 выстрел лов в минуту, ей придавался боезапас: 48 бронебойных и подкалиберных унитарных снарядов. Кроме того, в боевом отделении укладывались 1500 патронов для автоматов, 24 гранаты Ф-1 и пять противотанковых.

Внутренняя связь командира, наводчика, механика-водителя и заряжающего обеспечивалась танковым переговорным устройством ТПУ-3бис или ТПУ-3Р. Командир мог пользоваться для наружной связи коротковолновой радиостанцией 9РМ.

Краткие тактико-технические данные СУ-85:

Габариты, мм:
длина с пушкой 9450
по корпусу 6100
ширина 3000
высота 2245
Толщина брони, мм:
лобовая и бортовая 45
маски пушки до 60
Максимальная скорость (с двигателем В-2-34 или В-2-34М-11) км/ч 55
Вес, т 22,6
Главная страница В начало


Замена замка зажигания на ВАЗ 2101 узнать на сайте футбол чемпионат мира 2018 начало продажи билетов